Данная статья и новый взгляд на процесс невротического чесания родился во время сессии с клиенткой, которая пришла с психосоматическим запросом по псориазу. У нее периодически покрывались коркой кисти рук и появлялись пятна на лице,  при этом они сильно чесались. В связи с тем, что одной из главных особенностей гештальт-терапии является создание эксперимента, все описанные ниже упражнения были экспромтом, рожденным во время сессии.

 

 

Исходя из концепции того, что невроз является преждевременно прерванным конфликтом, мы стали исследовать те моменты жизни, которые ее раздражают, но при этом она не решается их изменить. Ее основными проблемами была работа, которую она ненавидела, но не могла бросить; мама, с которой она жила, но никак не могла от нее уйти; и молодые люди, с которыми у нее ничего не получалось, но очень хотелось найти своего принца. При этом я заметил, что когда нарастал пик напряжения, она начинала  неосознанно чесать руки. И тогда я обратил ее внимание, что сам процесс чесания является для нее единственным движением к разным полюсам, которое есть в ее жизни. Исходя из принципов незавершенных ситуаций  и саморегуляции, наша психика не может успокоиться и сохраняет напряжение до тех пор, пока не разрешит проблему.

 

Дело в том, что в своей жизни она часто застревает в невротической модели поведения: хочет уйти с работы – но у нее обязательства до конца отчетного периода, хочет уйти от «токсичной» мамы  – но боится причинить ей боль, хочет найти спутника жизни  – но они ее бросают после первого  свидания. Ее невроз зародился в том, что она замерла в бездействии между двумя невыносимыми выборами. И то, что она чешется, является единственным спасительным движением ее психики.

 

Тогда я предложил ей ослабить нажатие пальцев на кожу руки, но усилить амплитуду движения вдоль всей руки, при этом сфокусироваться на тех чувствах и переживаниях, которые у нее возникали. У нее стала подниматься злость на маму, на начальника, на себя  и даже на меня. И в месте с этой злости стало подниматься возбуждение к движениям.

 

Я предложил выбрать одну тему,  в рамках которой требовалось определить два возможных полюса действия. Она решила начать с работы, так как, по ее мнению, это было наиболее актуально для нее (а по моему мнению – более безопасно), и два полюса:  в одном она уходит с этой работы, а в другом  – находит способы получения от нелюбимой работы удовольствия. Я дал ей два листка бумаги, на которых она написала эти варианты, и положил на пол на расстоянии примерно 3 метров друг от друга. Я предложил ей встать между ними и начать медленно раскачиваться, потом попросил понемногу подходить то к одному, то к другому листку, при этом важно было слушать свое тело и опираться на него. Постепенно она сместилась к полюсу «бросить работу», и, находясь на нем, мы стали исследовать ее ресурсы и возможности оставаться в нем. Я был очень внимателен к ее телу, и как только она начинала чесаться, я предлагал ей сместиться в противоположный полюс «получать удовольствие от этой работы», и мы исследовали ресурсы другого полюса. Постепенно наработав ресурсы в каждом из полюсов, у нее появилась возможность находиться в них длительное время без симптомов почесывания своего тела.

 

P.S. Это была наша первая сессия, и моей задачей не стояло побудить к выплеску сдерживаемых эмоций или к выбору «правильного» решения. Мне было важнее найти ресурсы в каждом из этих полюсов и внести  в ее жизнь движение и энергию к действию. В результате данной сессии клиентка ушла воодушевлённой и с энергией к жизни.  По завершению мы обсудили, что в рамках следующей встречи мы закрепим материал и перейдем к теме «токсичной» мамы и способах выживания с ней.