По своей работе я каждый день встречаюсь с подростками и их родителями. Я слышу их страхи, тревоги, переживания, я вижу их боль и страдания. Подростки отличаются от взрослых своей прямотой, категоричностью, тем, что сначала говорят, а потом думают, а может быть и не думают. Но в них есть то, что редко встретишь во взрослом человеке: они живые и настоящие, они позволяют себе то, что не можем позволить себе мы, и если их перестают слышать, то они становятся «трудными».

 

Я решил посвятить цикл статей проблемам подростков, но, возможно, они будут  больше про проблемы родителей и их детские и подростковые травмы…

 

Наверное, проблема «отцов и детей» будет актуальна всегда,  но если быть более внимательными, то в ней можно прослеживать некую волновую динамику и некие закономерности. Большая часть современных подростков являются детьми тех, чей подростковый возраст пришелся на 90-е годы, и это несет свой  отпечаток. Согласно большинству исследований возрастной психологии одним из самых экзистенциальных периодов жизни является подростковый возраст. Формирование  личностей современных родителей пришлось на период распада нашего государства, они  уже получили травму разрушенных социальных связей и продолжают транслировать эту травму на своих детей.

 

Родители приводят подростка на консультацию с желанием, чтобы психолог или психотерапевт сделал с ними что-то, чтобы ребенок изменил свое поведение. Они представляют, что психолог «внушит» подростку правила поведения, социальные нормы, что можно делать, а чего нельзя, и убедит его делать то, что хотят от него взрослые.   При этом родители не учитывают, что в своей жизни подростки испытывают хроническую нехватку чего-то жизненно необходимого. Если подросток не может удовлетворить желаемую нужду, то все его поведение организуется для удовлетворения потребности любым способом. И если он не находит социально одобряемого способа, то он выбирает способ, неадекватный ситуации. Девиантное поведение является прежде всего творческим приспособлением, неким криком о помощи, чтобы его заметили и услышали.

 

Сталкиваясь с затруднениями, подростки часто выбирают такие поведенческие реакции, которые, с их точки зрения, эффективно помогут преодолеть трудности: проявление агрессии, враждебности, гнева, чрезмерной активности, уход в свой внутренний мир, игнорирование своих болезненных переживаний. Как следствие, они часто обретают ярлык «трудные» подростки. Вначале они вызывают непонимание со стороны взрослых, а затем неприятие и отчуждение. Как правило, родители часто считают, что их детей трудно любить именно потому, что дети таковы, а не потому, что им самим трудно любить, тем самым они уходят от ответственности. Вследствие этого подросток растет в ситуации полного отчуждения собственными родителями.

 

Жизнь с нарушенными отношениями внутри семьи, в которой ежедневно нарушают правила поведения подросток или родители, наполнена огромным чувством раздражения и злости. Но эти чувства обычно направлены к кому угодно: к друзьям ребенка, к школе,  к правительству, только не к их истинному адресату. Тотальный страх отвержения, страх быть брошенными и остаться в одиночестве заставляет и родителей, и ребенка мириться с порой невыносимым для их жизни существованием. Нередко в таких семьях и у детей, и у родителя могут возникать мысли о самоубийстве как о своеобразном способе ретрофлексировать свой гнев, не направляя его вовне, а оставляя его себе.

 

Согласно теории поля гештальт-терапия представляет подростка в его семье как единое целое: всякое изменение подростка или любого члена семьи отражается на семейной системе. Вследствие этого мы можем рассматривать суицидальное поведение подростка как симптом семейной проблемы. Находясь в кризисном возрасте, подросток гиперболизирует все системные нарушения в семье. И если мы не воздействуем на внешнюю среду, то любые изменения подростка могут носить минимальное значение, а порой приводить к противоположным результатам. Подростки по своей природе проявляют максималистские тенденции: «Я попытался измениться, но меня все равно не принимают, поэтому я буду делать еще хуже». 

 

В связи с этим следует отметить, что качественная терапия подростков возможна только с совместной терапией всех членов семьи. Более того, я предлагаю поменять ракурс работы с подростками на ракурс работы с родителями подростков, потому что, как показывает практика,  подростку требуется меньше консультаций, чем его родителю…

 

Существует три основных вида суицида, с которыми работают психологи (мы не будем здесь рассматривать тяжелые психиатрические расстройства личности), и все они связаны с разрушенными социальными связями:

  • Истинный суицид (депрессивный) – подросток длительное время находится в травмирующей ситуации, вокруг него создается некое депрессивное (меланхоличное) поле. В семье практически отсутствуют близкие связи, и отношения имеют формальный характер. От подростков часто слышим фразы: «Все их проблемы из-за меня», «Без меня им будет лучше», «Лучше бы меня не рожали», «Я никому не нужен» и т.д.
  • Аффективный суицид (реактивный) – возникает как реакция на сильную травмирующую ситуацию (бросила девушка/парень, не сдал экзамены и т.д.). Причиной является отсутствие близких множественных связей и путей альтернативного решения. Осознание смысла жизни сужается до одного объекта, и в случае его разрушения боль становится такой сильной, что ее невозможно самостоятельно пережить.
  • Демонстративный суицид – характеризуется демонстративными угрозами самоубийства с целью шантажа и получения желаемого, а также неким криком о помощи, чтобы его/ее заметили и услышали. В данной модели также разрушены социальные связи с миром, и отсутствует навык успешного взаимодействия и получения необходимого конструктивными способами.

 

Подросток не может самостоятельно пережить ту боль и одиночество, которые есть в нем, и в его окружении отсутствуют близкие люди, которые способны помочь ему в переживании этих чувств. Один из основоположников современной суицидологии Э. Шнейдман в своих работах особое внимание уделяет невыносимой психической (душевной) боли как общему стимулу самоубийства. Человек стремится спасти себя и выжить ценой «убийства» в себе невыносимой психической боли. И если мы хотя бы незначительно снизим интенсивность страдания, то человек выбирает жизнь.

 

При этом каждый человек в своей жизни неоднократно проживал сильную душевную боль в кризисные периоды своей жизни или в ситуации утраты. Поэтому важным вопросом является: «Почему боль становится нестерпимой и приводит к мыслям о самоубийстве»?

 

Возвращаясь к теории поля и рассматривая суицидальное поведение подростка как симптом семейной проблемы, мы можем говорить о том, что подросток проживает в семейной системе, в которой невозможно разместить  и разделить свои  душевные переживания. При этом он  вступает в стадию пубертата, где происходит перестройка гормональной и нервной системы, накладывается неблагоприятное влияние некорректного семейного воспитания и стрессовые факторы внешней среды, вследствие этого усиливается тенденция личности к использованию примитивных механизмов  психологической защиты и крайне обостренных форм поведения. Подросток начинает транслировать  через себя всю боль, которая есть в его окружении. И если мы создаём условия, где эта боль находит размещение и выражение, то она становится переносимой, и подросток выбирает жизнь…

 

В связи с этим я предлагаю разделить работу по проблемам подростков на два больших блока:

  1. отдельно работа с подростком, где мы выстраиваем устойчивые связи с терапевтом и учим подростка выстраивать отношения с миром;
  2. работа с родителями и семейной системой подростка, где мы исследуем ту среду, в которой подросток не мог выражать и проживать свои чувства и свою боль, и создаем условия для установления тесных социальных связей между всеми членами семьи.

 

В заключении всего сказанного хотелось бы привести высказывание В. Оклендер: «Дети – самые тонкие наши учителя. Они знают, как им развиваться, как обучаться, как расширять область знаний и открытий, как чувствовать, смеяться, плакать, сердиться, понимать, что для них правильно, а что нет, в чем они нуждаются. Они знают, как любить, веселиться и наслаждаться жизнью во всей ее полноте, работать и быть сильными и энергичными. Они (как и ребенок внутри каждого из нас) просто нуждаются в пространстве, в котором все это можно осуществить». И в ваших силах создать это пространство!